Экономическая мощь

Экономическая мощьВ-третьих, сегодня экономическая мощь стала играть роль сама по себе, а не просто основа военной мощи. Изменились критерии, по которым оценивается мощь государства, изменилась структура политической силы. Мировой процесс становится более субъектным, мировое пространство — дробным, и поэтому очень интересно посмотреть, как разворачивается региональный срез международных отношений в связи с глобальной и энергетической проблематикой.

Если говорить о том, как это соотносится с Северо-Восточной Азией, можно отметить несколько интересных моментов. Это, прежде всего, географическая размытость региона Северо-Восточной Азии. В докладе г-на Митчелла было сформулировано узкое понимание Северо-Восточной Азии, но ведь сегодня, в общем-то, достаточно очевидно, что к Северо-Восточной Азии относятся также и США. Это очень важный и мощный «игрок», не только глобальный, но и региональный. Другое дело, что в Северо-Восточной Азии он не очень активно себя проявляет. Япония, Китай, две Кореи — это, безусловно, элементы северовосточноазиатской региональной подсистемы; но ведь и Тайвань некоторые исследователи относят к Северо-Восточной Азии.

Когда мы говорим о многоформатности и взаимосвязанности проблематики международных региональных отношений, совершенно очевидно, что анализировать тенденции развития региона, не рассматривая сопряженные территории, сегодня практически невозможно. А что такое «сопряженные территории»? Например, Монголия: это, конечно, не Северо-Восточная Азия, но это «сопряженная» территория. Процессы, которые происходят в этом государстве, косвенно связаны с региональным развитием. Центральная Азия, по всей видимости, также является «сопряженной» территорией. Интересно, что и отдаленные регионы, типа Евросоюза, могут играть эту роль. Не случайно БиПи уделяет такое внимание Азии, компания не может не придавать значения тому, что происходит в данном регионе. Юго-Восточная Азия, или, скажем, Индия, являются «сопряженными» территориями. У нас в повестку включен доклад, анализирующий, как индийская стратегическая мысль реагирует на то, что происходит в Северо-Восточной Азии. Один простой пример: Индия инвестировала в сахалинский проект, а сахалинский проект — это Северо-Восточная Азия. Таким образом, судя по всему можно говорить о начале процесса формирования региона под условным названием «Большая Восточная Азия».

Похожие записи

  • 09.12.2014 Опыт двустороннего сотрудничества Опыт двустороннего сотрудничества НАТО со странами Центральной Азии получил качественное развитие после начала операции в Афганистане. В январе 2002 г. страны НАТО достигли договоренностей […]
  • 15.11.2014 Международные отношения И второй момент, применительно к Северо-Восточной Азии: как международные отношения и энергетика сопряжены, в частности, с политическими рисками, международными рисками, интеграционными […]
  • 17.12.2014 Противоположный подход Противоположный подход — игнорирование Китая как потенциального рынка и торгового партнера для российской нефти, дискриминация его за счет Японии и других потребителей противоречил бы […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *