Китайская дипломатия

Китайская дипломатияТретьим решающим сдвигом-стимулом в региональных отношениях было военное присутствие США, которое возникло на территориях Узбекистана и Кыргызстана в 2001 г., с началом кампании США против режима талибов в Афганистане. США стали, образно говоря, центральноазиатской державой и вышли в стратегический тыл КНР, который китайская дипломатия долгое время стремилась сделать своего рода «зоной, свободной от американского присутствия». Возникновение в региональных отношениях мощного нового фактора в лице американской политики окончательно лишило его прежнего относительно замкнутого локально-регионального характера и роли своего рода негласной «сферы российско-китайского влияния», превратив в регион, фактически открытый для мощной международной конкуренции, подобный Ближнему Востоку, Юго-Восточной Азии или Балканам. Военно-политические интересы США в тихоокеанской части Восточной Евразии, союзы с Японией и Южной Кореей и «особые» связи с Тайванем почти автоматически создали политико-стратегическую связку между общими целями американской стратегии в отношении Китая, тихоокеанской политикой Вашингтона и его интересами в Центральной Азии.

Четвертый стимул — эволюция внешнеполитических приоритетов самой Российской Федерации в 2000-х годах также несет на себе печать разумно дозированной политической, стратегической и экономической «евра — зйации», которая выражается в не акцентируемом публично, но фактическом повышении проблематики экономического сотрудничества и безопасности в Восточной Евразии в системе национальных приоритетов страны. Это повышение вряд ли связано с какими-то глубокими переосмыслениями или концептуальными новациями в руководстве России. Скорее всего, продолжается обычная практика полуинтуитивного-полусознательного реагирования власти на те изменения международной среды, на которые просто уже невозможно не реагировать. Таких изменений, как минимум, два: американское военное присутствие в Центральной Азии — так сказать в прямом смысле между Россией и Китаем; и превращение энергоносных месторождений Восточной Сибири в главный резерв национального развития и национального богатства России в первой половине наступившего века с перспективой крупномасштабного экспорта нефти и газа в восточном направлении — в Японию и Китай.

Похожие записи

  • 19.11.2014 Смещение стратегических приоритетов Смещение стратегических приоритетов в восточном направлении и одновременное «встречное» смещение интересов безопасности Китая к его западным границам, т. е. в западном направлении, и […]
  • 30.12.2014 Развитие региона Тем не менее военная сила остается вспомогательным средством, и не исключается ее применение для обеспечения господствующих позиций в экономическом развитии региона. Во-вторых, проблема […]
  • 09.12.2014 Опыт двустороннего сотрудничества Опыт двустороннего сотрудничества НАТО со странами Центральной Азии получил качественное развитие после начала операции в Афганистане. В январе 2002 г. страны НАТО достигли договоренностей […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *